Press "Enter" to skip to content

Александр Березин, история детектива с 30-летним стажем. Часть 1

Мы пообщались с детективом, который стоял у истоков частного сыска и выполнил свой первый заказ еще в 88-м году. Сейчас Александру Березину 60 лет, он живет в Луганской области и продолжает работать. Наше общение поделено на две части, в первой мы уделили больше внимания прошлым делам и истории детективной деятельности. А во второй – текущему положению и влиянию политических событий.

Александр Березин

Александр Константинович, расскажите о себе. Где вы родились, где учились, работали, из чего состояла ваша биография?

Родился я 25 октября 58-го года прошлого века в городе Луганске, тогда Ворошиловград. А все детство прошло в Калининградской области, отец мой служил в армии, офицером был. И по месту службы отца.

В 73 году отец вышел на пенсию, и мы решили вернуться в Ворошиловград, откуда у меня мама родом. Я все детство, когда жил в военных городках, мечтал, как и отец стать офицером. А в Луганске, по иронии судьбы, попал в районный оперативный комсомольский отряд, где у меня проявился интерес к оперативной работе в милиции. В то время для того, чтобы стать офицером милиции, необходимо было отслужить в армии и получить соответствующее образование. Я срочную службу проходил по профилю, в Специальных Моторизованных Частях Милиции, Внутренних Войск МВД СССР в Донецке. После службы сразу поступил в Донецкую Среднюю Специальную Школу Милиции, которую закончил в 80-м году оперуполномоченным уголовного розыска.

В дальнейшем в Ворошиловграде служил «на земле», специализировался по разным направлениям, начиная с угонов и до работы с арестованными в ИВС. Вообще работа оперуполномоченного сложная, интересная. Заочно обучался в Харьковском Юридическом Институте. Дослужил до капитанского звания, но с политикой у меня как-то изначально не сложилось и с подачи замполита райотдела я был уволен по несоответствию занимаемой должности.

А что там произошло?

Ну мы не сдружились с замполитом изначально. Мои выступления на различных собраниях там… в общем, конфликт. Когда начальник был в отпуске и замполит его замещал, причиной было то, что я отказал в возбуждении уголовного дела. Была комиссия прокуратуры Москвы, подняла ряд отказных материалов, в том числе мой. Ну реагировала так: «Объявить выговор». А он на коллегии города потребовал, чтобы меня уволили. Ну и уволили.

Начальник города был новый, две недели. Я пытался восстановиться, попытки провалились из-за бюрократии в органах. Попереживал… Сначала руководителем разных спортивных и культурных организаций работал. Создавал их, работал.

В каких, например?

Например, был президентом первой областной ассоциации бальных спортивных танцев. Был директором Ворошиловградского объединения бальной хореографии «Браво». Я их организовывал, помогал супруге, она танцором была. Ну и попросили: «Давай, у тебя образование, возглавь». Поднял их.

Ну и по ходу, как-то на глаза попалась заметка в газете о том, что в Польше создано детективное агентство. Заинтересовался, как это на постсоветском пространстве такое допускается?

Это было уже постсоветское пространство?

В Польше, да.

А в СССР? Вы говорили, что первый свой заказ получили в 80-каком-то году.

Ну это до открытия агентства еще, я сейчас к этому приду. В общем, из газет узнал о том, что есть такой Ленинградский сыскной кооператив «Алекс». По делам ездил в Ленинград, на «Лиговке» побывал в этом кооперативе, пообщался с руководителем. На мое предложение открыть филиал в Ворошиловграде он сказал, что не заинтересован в расширении. Поэтому как-то так оно подвисло все.

А потом, опять же в центральной прессе, вышла заметка, что открыто очередное детективное бюро при Ассоциации Детективных Служб СССР «Алекс». Я созвонился со штаб-квартирой, выехал в Москву и 29 марта 90-го года были подписаны документы о создании Ворошиловградского сыскного бюро «Аллан». Которое через полгода реорганизовано в агентство, а еще через несколько лет в агентство экономической безопасности с тем же названием. Просуществовало агентство «Аллан» вплоть до начала войны на Донбассе.

Вы его возглавляли, да?

Да, я собственник был и возглавлял. Ну вот, с первых дней работы детективы «Аллана» встретились с мощным давлением государственных и правоохранительных органов. Оно выражалось в том, что милиция говорила: «Как это вы за наш счет работаете? Мы за зарплату, а вы деньги косите». Запрещали работать под разными предлогами.

Даже на втором съезде Международной Ассоциации Детективов в городе Сочи, в президиуме были первые замы руководителей МВД, КГБ, ЦК КПСС и они даже предлагали создать министерство частного сыска.

А это в каком году происходило?

Это 92-й, по-моему. 92-93-й

И почему не создали?

На втором съезде я возглавлял украинскую делегацию АДСУ, и после моего выступления съезд сорвался.

Расскажите подробнее

Коллеги меня попросили: «Давай, выступи». Они знали, что я за правду. Я вышел на трибуну и сказал: «Что за дела? Мы сняли погоны. Частный сыск ведь не может быть государственным. Он в том и заключается, что мы независимо от государства работаем по заказу наших клиентов. А вы нас пытаетесь опять в какие-то погоны одевать».

Меня поддержали делегации Кавказа, Прибалтики и центра. Вечером мы написали обращение к съезду, на следующее утро его огласили и разъехались. А потом был уже третий съезд в Светлогорске Калининградской области, там несостоявшийся министр пытался меня убрать…

Убрать в каком смысле?

Ну, физически. Это было давно, там ребята выручили, конечно, коллеги. А после эта организация распалась, четвертого съезда уже не было.

Хорошо, а до того, как началась эта история с формированием детективки в России, я к ней хочу прийти попозже, как оно было ранее? Как это было устроено в СССР? Было ли оно в принципе? И как вы забрали тот заказ, о котором рассказали, когда мы созванивались в первый раз?

Вообще заказ я получил еще до создания агентства, до легитимизации так сказать. Просто мне понравился сам метод зарабатывания денег, там я за относительно небольшую работу получил два своих предыдущих оклада опера.

А смысл заказа был в том, что ко мне домой вечером пришла какая-то женщина, сказала, что ей рекомендовали меня. Она не созналась где, кто рекомендовал. В плане того, что я могу помочь. А смысл был в том, что ее сын и четыре «подельника» в кавычках были на тот момент арестованы, находились в СИЗО за разбойное нападение. Обвинялись в разбойном нападении. Она утверждала, что он не участвовал и нападения не было.

Была еще одна женщина на свободе из этой группы, я встретился с ней, выяснил что происходило. Оказалось, что там была типа разборка. У нее был муж на тот момент осужден, а она работала экспедитором и к ней приставал тоже ранее судимый за изнасилование. Она ему от ворот поворот, а потом рассказала друзьям мужа. Они решили с ним разобраться, поехали к нему домой. Там во дворе была разборка и якобы сын этой женщины ему угрожал охотничьим ружьем. Потом они забрали золото, избили и ушли.

На самом деле этого не было, но надо было зафиксировать этот момент.

Как это фиксировалось? Не было ведь ни камер, ничего.

Вот я сейчас расскажу. Я мамок этих подговорил и искал долго диктофон. Не мог найти, по тем временам это проблема была, 300 рублей стоил и не везде продавался. У соседки я выпросил магнитофон «Весна», положил его в дипломат, женщинам в сумочки всяких тряпок насовали и сидели мы в беседке у него во дворе, в огороде. Я на коленях держал дипломат, на случай если он будет проверять, я готов был увести разговор в сторону. Он начал проверять у женщин сумочки, почувствовал подвох. Это две матери были, а я представился как родственник одного из задержанных. Но в дипломат он так и не заглянул. Ну и во время разговора он сказал, что может дать следствию правдивое показание, что угрозы не было, что кольцо золотое и бутылку водки он отдал сам, но при этом требовал от мамок по 5000 рублей. По тем временам это большие деньги.

То есть вся суть была в вымогательстве?

Да. В конце разговора, когда это все уже прозвучало, я продемонстрировал ему дипломат, магнитофон. Он был в шоке. На следующий день было судебное заседание, я сказал, что если он не скажет правду на суде, тогда подключится звукозапись. Он дал правдивые показания, всех пятерых выпустили на свободу сразу, а они почти полгода уже сидели в СИЗО. Я еще там адвоката подключал, тоже бывшего работника. Одним словом, заказ был успешно выполнен.

Но оказалось, что на кассете летел самолет – хорошо записан. И собака из соседнего двора. А то что этот товарищ рассказывал, практически не было слышно.

Блеф сработал?

Да, сработал блеф.

Правильно я понимаю, что на то время, это был какой, 88-й год?

Совершенно верно.

Это было не очень законно, оказывать подобные услуги.

Ну я для того и нанял адвоката, чтобы он официально проводил, а я – уже оперативные действия. Сам я не представлял ничего из себя, просто знал с кем поговорить, как поговорить, чего делать.

А если бы понадобилось предъявлять доказательства в суде, они бы были приняты как доказательства? Вот такая запись.

Мог адвокат предъявить.

А вопросы, откуда они добыты?

Меня допросить. В принципе, я как третье лицо по УПК мог пройти. Собственно, вся детективная, сыскная деятельность, все что было связано с уголовными преступлениями, я все время настаивал на том, что мы должны хорошо знать законы и использовать возможности третьих лиц. Адвокаты при СССР не имели права сами собирать доказательства. Они их могли получать.

А от кого получать, это…?

Это уже другое дело.

Ага, тогда правильно ли я понимаю, что не было никакого частного сыска легального? Все было так, где-то около, рядом?

Нет, он как раз… Вот подождите, как раз по поводу закона это отдельная история. Я борюсь и все время боролся против принятия закона о детективной деятельности, хотя еще при СССР я был включен в редколлегию по созданию закона. Мы написали и потом его за основу, почти без правок приняли в России. А на Украине его не было очень долго и, по-моему, сейчас тоже нет. Но как только приняли закон в России, сразу взвыли частные детективы.

Зная хорошо теорию государства и права, я понимаю, что любой закон не может разрешать. Он или запрещает, или ограничивает. И вот как раз на тот момент, когда мы начинали работать, действовало правило «что не запрещено, то разрешено». Поэтому я навыки, которые получил на оперативной работе в милиции, личный сыск, использовал в частной деятельности.

При этом я понимаю, что оперативную работу нельзя было проводить, работу с агентурой и так далее. Но бывшие работники, как правило, писали отчеты мне и терминологию из ОРД использовали. А я им говорю: «Зачем писать терминологию? Если есть естественные способы познания мира». Наружное наблюдение – просто наблюдение. Агентура – осведомитель. И так далее. Называйте вещи простым языком. Чтобы не встречались термины оперативной работы органов внутренних дел. И все проходило нормально.

В конечном итоге вы берете деньги за услуги. И вот это как-то оформлялось?

Обязательно! Еще в Москве, когда я открывал агентство, мы встретились с коллегой из Риги и поинтересовались, как он оформляет заказы. Он нам показал как образец карточку, типа договора из Европы. Мы ее немножко переработали в договор поручения. И на основании договора поручения работали хоть с физлицами, хоть с юрлицами. И оплату получали официально и налоги платили. Все законно было.

С юрлицами опять же после распада Союза, правильно?

Ну почему? В самом начале работали. У нас в Луганске, например, детективная деятельность из двух видов состоит. Из частного сыска и частной охраны. Я вот беру по частному сыску. Мы работали на мебельном объединении по хищению мебели. Нам оплачивали по безналу. Все официально.

В каком году?

Где-то 90-91-й год. Потом издательство «Лугань» тоже мы обслуживали по заказу. Правда, там основной расхититель оказался директор. Но тем не менее.

Что вы предприняли в связи с этим?

А ничего, мы отработали, отчет написали обширный, ему вручили. Он прочитал, быстренько спрятал, деньги заплатил и все. Ну а дальше что, нас волновало? Нам главное – вскрыть все.

А с тех пор что изменилось в работе в худшую сторону, что в лучшую?

В худшую – это законы. Государство раньше пыталось задавить эту деятельность, или как принято в КГБ и этих органах, если не можете задавить, то лучше разрушить. Не можете разрушить – возглавить. Принятие закона – это и есть рамки. Сейчас для того, чтобы проследить за объектом нужно подойти и взять у него разрешение. Фотографировать его нельзя. А на тот момент мы и прослушивали и наблюдение вели, нормально все проходило. Потом, когда приняли закон в России, у нас здесь на Украине я говорил, его не было, ряд моментов даже пришлось оспаривать в государственных органах. Например, я доказал, что государственная охрана не может быть органом лицензирования на Украине, потому что она является конкурентом. И действительно там в комитетах пришел ответ, что они конкуренты, поэтому у них забрали это дело. Их представитель в комиссии был. Комиссией я понимаю лицензирование, а только от госохраны – нет.

И в Украине до сих пор нет закона регулирующего?

Честно говоря, я мало интересуюсь, что делается в Украине. Там была создана не так давно первая, как они говорят, официальная организация. И они пробивали проекты закона, но их не принимали, отклоняли и сейчас я даже не знаю, что с ними. Я на конференции выступил по поводу законопроекта, меня там немножко освистали в плане того, что «ты ничего не понимаешь». Ну да, я почти 25 лет работаю, а вы только появились и давайте закон. Я ж все время стоял на том, что закон ограничивает или запрещает.

А сейчас у нас ситуация такая, что война идет и вообще в принципе не до этого.

Из-за этого закрылось агентство? Сейчас вы чем занимаетесь?

Я занимаюсь частным сыском как частное лицо. Занимаюсь с 2000-го года, потому что наряду с агентством я еще зарегистрировался как индивидуальный предприниматель и занимался именно частным сыском, потому что так проще. Еще и в агентство деньги зарабатывал. Содержал семью и коллегам хватало.

А что в лучшую сторону изменилось за это время?

В лучшую – коммуникации широкие. Сейчас я делал заказ из Крыма, перед этим из Киева заказывали. Развитие коммуникаций помогает с объемами. Поначалу приходилось рекламу делать, публикации различные, буклеты и так далее. Сейчас можно иметь сайт и все.

А с Киевом не возникает проблем в плане пересылки денег и вот этих всех нюансов?

У меня налажен этот вопрос. Я работаю через российский банк. Мне на счет туда приходят деньги, а как их снять это уже моя проблема.

Хорошо, это не раскрывайте. Давайте вернемся чуть в прошлое, к развалу Союза. Как он выглядел с ваших позиций, когда менялось государство, было одно стало другое. Вы переприсягали? Или уже не работали на тот момент в органах?

Переприсягал, но не в органах. В органах я с 88-го года не работаю. Присяг-то я много давал. И в срочную службу давал присягу и в школе милиции. Потом в Украине там целая история, я еще был в следственной бригаде Верховной Рады Украины, во временной следственной комиссии. Нас 6 человек с агентства работало там по бюджету, у Тимошенко. Там тоже присягу пришлось давать.

А развал Советского Союза на меня произвел, скажем так… с точки зрения деятельности – положительный эффект. С точки зрения политической – отрицательный. Я не был большим сторонником социалистического общества, из-за чего меня и съел замполит. На тот момент больше к анархии меня, к авантюризму толкало.

Даже так?

Ну а почему нет? Сейчас я монархист. Тогда взгляды менялись. Я хоть и молодой был, но видел очень много плохого, не того что с трибун или в газетах писали, а того что было по правде.

А переприсягали вы в каком именно звании, должности? Этот момент я не совсем понял

Член временной чрезвычайной комиссии по неуплате налогов, пенсионного фонда что-то там, я не помню, длинное название.

То есть это не военная была история, не полицейская?

Нет, нет, нет, больше я никаких присяг военных не принимал. Одну из последних присяг я принимал в казачестве, так там перед богом, она не относится к военным. А именно по службе – только Советский Союз.

А сейчас по прошествии лет можете сказать, чем вы гордитесь, о чем жалеете?

Своей жизнью горжусь. Есть что и детям рассказать, показать. И внукам. И друзьям, конечно. Всегда было интересно. Если бы я ее закончил пенсией, милицией, может быть майором, в лучшем случае подполковником… А за это время мне довелось и с премьер-министрами за ручку здороваться и за рубежом неоднократно работать. Для милиционеров выезд был все время запрещен, при Союзе по крайней мере. Мир посмотрел, себя показал. Ну и по деньгам не жалею, состоятельный был, доходы были довольно большие.

Довольно большие – это какие?

Будем говорить так, 2-3 миллиона долларов агентство в год зарабатывало. У меня был период, когда карманных денег 7-9 тысяч долларов. Я помню, что дочери не мог купить мороженого, потому что не было национальной валюты, обменники не работали. А у меня в кармане лежало 9000 долларов. Я говорю: «Бедные мы с тобой».

А есть моменты, о которых приходится жалеть, вспоминать с неохотой?

Наверное, есть. Но я на них не очень обращаю внимание. Вкладывал много денег, которые заработал, в новые темы, новые планы. Народ как всегда – деньги осваивает и вечно им не хватает. Недоделали, растянули. Ну, это и сейчас существует. Я не накопитель такой, что все в семью, все себе. Есть деньги – хорошо, нет денег – заработаем.

Хорошо. Давайте о вашей современной деятельности тогда в следующий раз поговорим. Разобьем на две части. А пока спасибо за ответы и до следующей встречи.

Хорошо, до свидания!

 

Страница Александра Березина на форуме Международной Ассоциации Частных Детективов

Редакция

Триумф инфо 2018