Press "Enter" to skip to content

Детективное агентство «Легион». Публичность, деньги, продвижение

Мы пообщались с коллегами из Петербурга, которые ведут активную медийную деятельность и отличаются качественным позиционированием. Про историю агентства, производство контента, политику работы с клиентами и многое другое рассказал Евгений Ермолаев, один из руководителей «Легиона».

Аудиозапись разговора:

Евгений, расскажи пожалуйста, чем ты занимался до того, как стать детективом? Если это не секрет, какие структуры?

Нет, никакого секрета здесь нет, я работал в управлении специальной службы милиции. Раньше была такая замечательная организация, которая занималась иностранцами. Была такая проблема, которая в принципе и сейчас существует, но сейчас свою остроту потеряла. Связанная с иностранными туристами, иностранными гражданами, которые сюда приезжают. Мы говорим не о гастарбайтерах, Узбекистан, Таджикистан, которые сюда приезжают с целью денежек подзаработать, а говорим о таких вот правильных туристах, американцы, голландцы. Мы тогда еще со всеми дружили, к нам активно ездили не только китайцы, но и все остальные страны мира. А это «повышенно-виктимные» ребята. То есть иностранец, который сюда приехал, он представлял хорошую мишень для…

Разбоя?

…того чтобы его обобрать. Да, разбой, грабеж. Если помнишь, еще были такие времена, когда в каждой гостинице сидел оперативник. Вот это как раз сидели оперативники УССМ, Управления Специальной Службы Милиции. И это было такое государство в государстве, у нас была своя дежурка, свой «разбойный», «карманный», «убойный», то есть маленькое ГУВД в ГУВД. Мне вот этот формат был очень интересен и крут, в те времена еще не было хороших машин, а мы ездили на хороших таких «Фордах», было написано «Department of Militia Special Service». А я ездил по разным отделам полиции, принимал участие во всех мероприятиях, начиная от момента создания первичного материала и подачи заявления, до приговора суда.

Это позволило наработать определенные связи, без которых в принципе в этом бизнесе «вставай и уходи». Потому что если ты никого не знаешь и тебя никто не знает, то до свидания. Я уже тогда столкнулся с тем, что люди, к большому сожалению, часто не могут пользоваться услугами полиции, тогда еще милиции, по разным причинам. Особенно этот разрыв был виден с иностранцами. Иностранец он к чему привык? Он привык к тому, что приходит в отдел милиции, местный департамент, и у него начинается движуха, его там спасают, кого-то ищут. Он привык к европейскому уровню сервиса. Это все равно, что прийти в европейскую больницу, когда ты полис свой показываешь и все. У тебя КТ, МРТ, врач тебя смотрит, операционную готовит, пошел процесс. Точно так же с полицией.

А у нас, когда человек приезжает, он живет в «Гранд отель Европа», или в «Астории», в каком-то крутом месте. И вдруг у него на Невском проспекте дернули кошелек. Или вдруг что-то произошло, его опоила какая-то красавица и все с него сняла. И он попадает в совершенно другой мир, когда идет к нам в полицию. Ну думает: «сейчас я справочку получу, заявление напишу». И вдруг впадает в состояние ступора, потому что из «Гранд отеля Европа», где играет саксофон и персидские ковры, он попадает к нам в родной 76-й отдел полиции. Где пьяный бомж только что проблевался, прошу прощения за мой французский. И у него все схлопывается, он выпадает в другую реальность и вот в чем смысл.

Есть люди, которые готовы платить деньги. За то, чтобы по аналогии с медициной, не лежать в коридоре. Чтобы их кололи нормальной иглой, нормальную анестезию, все то же самое. Он хочет нормальную палату, нормальный уход и трезвого врача, который будет его оперировать. С медицинской тематикой все точно так же. Человеку хочется покоя. Он хочет спокойно и быстро все сделать, получить качественную определенную услугу, а безопасность тоже услуга, как и медицина. И уйти. И он имеет на это право, потому что мы живем при капитализме, а капитализм дает человеку право не готовить дома, если он не хочет, а пойти в ресторан и там вкусно поесть, чтобы за него приготовили.

Вот в безопасности это дырка. В медицине есть платная медицина. В общепите есть хорошие рестораны. В такси есть, пожалуйста, в самолетах есть бизнес-класс. А тут нету. И когда он говорит: «Ребята, я не хочу сидеть с этим маргиналом, который пристегнут наручниками, потому что он тут задержан. А я тут сижу и жду какого-то опера, который не пойми когда появится». Может через час придет, может через три, или через пять. Трезвый он придет или пьяный – фиг знает, никто не знает какой он придет.

То есть детективка началась с работы с иностранцами?

Детективка началась с работы с иностранцами. Детективка началась с того, что я осознал простую и понятную вещь: люди готовы платить деньги за то, чтобы получать качественные услуги в сфере безопасности. Они постоянно сталкиваются с тем, что полиция им не помогает. Не хочет, не может, не знает, не любит. Не знаю, в мотивации полиции мне разбираться не интересно. Мне интересно то, что существует ниша. И эта ниша не занята. Я это очень хорошо понял, когда работал по иностранцам.

А у наших такая же проблема. Наши, русские, более спокойно относятся к такому. Они прекрасно понимают, с чем столкнутся, но смысл тот же самый. У нас целые пласты экономики просто не могут в полицию идти. Не могут, не хотят, понимают во что это выльется. Бизнесмены вообще не могут идти, потому что вместо того, чтобы заниматься кражей денег из сейфа, они говорят: «А, у вас контора. Ничего себе!» Приходит ОБЭПовец и говорит: «Ууу, ребята!» Ему говорят: «У меня тут деньги из сейфа украли». А в ответ: «Вы подождите, не торопитесь. Уставные документы приготовьте». И вместо того, чтобы заниматься кражей и расследованием, начинается проверка по этой конторе. В следующий раз он уже в полицию не пойдет, он пойдет ко мне.

И вот так целые сектора экономики не хотят в полицию идти. Не хотят, не могут, не будут. Научены горьким опытом. Вот ниша. Эту нишу надо занимать, и я ее занял. По возможности…

А как так получилось, что агентство стало таким публичным? Многие детективы, мы уже об этом поговорили, предпочитают оставаться в тени, не показывать лиц, нигде не светиться. А вы не просто не боитесь этого, но и ведете вполне прикольный блог.

Спасибо. А скрывать-то нечего. Поймите правильно, нужно четко отделять. Есть вот понятие секретных материалов, которые для служебного пользования. Мы их не показываем, мы о них практически ничего не рассказываем. Но в чем на мой взгляд заключается квинтэссенция всего. Почему я с огромной охотой общаюсь с нормальными коллегами. Потому что конкуренции у нас нет. Это поле непаханое, это огромный рынок. И если я популяризирую, то есть эту грядку раскопаю, то каждый человек… практически каждому это нужно. Кто-то с кем-то воюет, кому-то нужна какая-то информация, он просто не понимает, что ему нужно. Он не понимает, что есть люди, которые способны. Он искренне живет в каком-то своем мире. Думает, что детективы – это Шерлок Холмс, который там сидит, трубку курит и пристреливает собаку на болотах Баскервиль-Холла. Всё.

А я рассказываю. С чего начался блог? Очень просто, блог начался из лени, я очень ленивый человек. И когда мне тысячу раз задают один и тот же вопрос… глупый, или не очень. Меня задалбывает на него отвечать. Мне проще один раз записать видос, в котором четко и внятно на все ответить, дать какую-то инструкцию. И в следующий раз, когда мне какой-то вопрос задают, я просто даю ссылку. И можно не отвечать. Человек посмотрел, увидел там кучу комментариев под роликом и это двойной эффект получается. Потому что в сущности человеку надо просто разобраться.

Очень часто ему детектив не нужен. Ему нужен психолог, ему нужен журналист, юрист, или он может сам решить свой вопрос. Ему нужен кто угодно, дай разобраться. И когда люди разбираются, они признательны. Говорят: «Здорово, спасибо вам большое, что вы это сделали. Я просто разобрался в своей проблеме». У многих нет денег на обращение. Да, у нас стоит это все неприлично дорого, мы этого не скрываем и сразу говорим: «Ребят, это стоит кучу денег, вот прям не подходи».

Можно вас назвать таким, пафосным агентством?

Нет. Да какой пафос? Пафос – это совершенно другая история. Пафос – это я сидел бы как Юрий Новолодский, курил бы трубку, говорил: «Голубчик, понимаете…» Нет, мы нормальные ребята. Мы с удовольствием встречаемся с коллегами, с удовольствием ездим, «на ты» общаемся с человеком, которого знаем 5 минут. Какой к чертовой матери пафос? Просто работаем.

Да, я не люблю панибратство. Не люблю нажраться в сопли водки и обниматься на закате. Мне этого не надо, я этого не люблю, я не пьющий человек. Определенные грани надо чувствовать, в том числе в общении. Но при этом говорить, что мы пафосное агентство – конечно нет. Пафос – это что-то другое, это когда нагоняют жути на ровном месте, у нас этого нет.

Мы хотим создать комфортные условия. Человеку должно быть комфортно, удобно, легко. Должно происходить все то, чего не происходит в официальной системе. Когда ты приходишь в частную клинику, ты хочешь сесть на нормальный диван. Ты не готов сидеть на этом долбанном железном стуле, ты на нем насиделся в регистратуре поликлиники районной. Ты хочешь нормальный диван, трезвого человека в рубашке, хочешь, чтобы тебя поняли, не осудили, помогли. В чем тут пафос? Да ни в чем, обычная работа.

А кто у вас занимается маркетингом, продакшном, всей вот этой историей?

У нас целая команда работает.

Отдельный отдел?

Можно назвать это отделом, я предпочитаю говорить, что у нас работает команда. Понятно, что один режет, один клеит, один еще что-то там мастерит, у каждого свое. Да, есть целая команда людей, которая этим занимается, работает. Это огромный труд. Есть блогеры, которые этим живут и занимаются только этим. У меня нет возможности заниматься только этим, да я и не понимаю, что за профессия, прости господи, блогер. Для мужика это, ну как-то…

У меня на это времени особо нет. Я сел, мы записали какой-то ролик. У нас есть для этого определенный контент-план, мы по этому контент-плану идем. Я каждую услугу должен раскрыть. По каждой услуге дать человеку какую-то полезную информацию, без воды желательно, чтобы он мог: a) разобраться сам, что ему это не нужно, b) справиться сам, если ему это нужно, с привлечением каких-нибудь друзей и c) привлечь нас, если у него куча свободных денег и он просто не хочет заморачиваться.

Вот, про деньги. Поиграем в Дудя маленько.

Давайте поиграем в Дудя.

У вас, очевидно, самый дорогой сайт на рынке. Дизайнерский, рисованный, классный. Сколько он стоил?

Ой, я никогда не… я не знаю. С момента, когда мы только появились и начали эту деятельность, мы начали работу с сайтом. Работа с сайтом идет все годы, начиная с лохматого года, когда мы только начинали и тенденции к прекращению нет. Она будет продолжаться, увеличиваться, расширяться, углубляться. Нет такого, что я куда-то пришел, дал 300 000 рублей, мне вот это сделали, я забрал, подписал акт приемки и ушел. Нет, это процесс. Это определенный образ жизни. У меня постоянно копирайтеры что-то пишут, мы постоянно что-то снимаем, дизайнер что-то улучшает, программист допиливает. Потому что меняются тенденции, меняются направления в SEO, что-то появляется новое, что-то исчезает старое. Это постоянный процесс, поэтому я никогда даже не задумывался о том, чтобы сесть и посчитать, сколько у меня ушло.

Хотя бы дизайн?

Ну как хотя бы дизайн? Если вы зайдете на наш сайт, у нас почти каждые 3 дня появляется новая иллюстрация. Каждая иллюстрация – это работа художника. Я не могу себе позволить зайти на фотобанк, или просто в Яндекс, стырить картинку и поставить на свой сайт. Потому что это неуважение к человеку, который ко мне пришел. Во-первых, эти картинки видно сразу. Они замылены, задрюканы и человек, а к нам приходят люди, которые действительно понимают, он скажет: «ну чего ты ко мне так относишься?»

Да, сидит девочка, графический дизайнер и рисует. Каждая картинка, условно говоря, стоит 3-5 тысяч рублей. Она их постоянно рисует и периодически мы обновляем, ставим эти картинки, вы увидите, что сейчас их на наших услугах процентов 20-30 от общего объема. Ей работы еще года на 3-4. Она будет рисовать, потому что каждая услуга заслуживает картинку. Мы сейчас немножко хитрим и одну иллюстрацию проецируем на несколько, затыкаем дырки, чтоб не было битых окон. Но по сути каждая услуга должна быть должным образом оформлена.

Вот она мне сейчас прислала новую иллюстрацию, она займет свое место, и девочка получит свои 3-5 рублей. В зависимости от того, насколько она серьезно мучилась, пока это все рисовала. И так во всем. Так же с копирайтерами, так же с ребятами, которые снимают видосы, все получают свою зарплату.

А вот мини-фильм про детективов во сколько обошелся?

Мини-фильм про детективов мне подарили.

Подарили?

Да, это у нас есть друзья. Мы, не буду скрывать, очень активно работаем с журналистами. И это был какой-то вот такой от них, приятный бонус.

Тоже классно сделан.

Ну, спасибо, мне было очень приятно получить этот подарок, я к нему как к подарку и отношусь, спасибо им большое. Вот они так поснимали, классно, здорово, сюжет какой-то придумали. В любом случае, промо-ролик нужен. Я считаю, что без промо-ролика это… можно конечно, но не нужно.

Последний вопрос про ценообразование. Если у вас заказать какую-нибудь стандартную услугу: наружное наблюдение, на 8 часов, 1 пост. Сколько это будет стоить?

Это тоже типичный вопрос, я даю на него ответ, который всегда даю. Нет понятия стандартной цены. Вы не указали кучу важных параметров. За кем следить? За прокурором? За вором в законе?

Семейными вы не занимаетесь?

Почему? Мы занимаемся всем, за что деньги платят, по сути дела. У нас есть определенный кодекс чести, чем-то мы не занимаемся. Например, тачки у угонщиков мы не выкупаем. Ну не хочу я с этими людьми иметь дело, не хочу, чтобы они приходили сюда, портили мне карму здесь. Не хочу к ним приходить. Могу, всех их знаю, но не хочу. Потому что это зло, я становлюсь частью преступной цепи, которая занимается говном, прошу прощения за мой французский. Не хочу в этом говне пачкаться.

А так у нас очень много семейных вопросов, мы специализируемся вот на войнах за детей. Это все семейные, или постсемейные вопросы.

Это как раз следующий вопрос был.

А возвращаясь к вашему вопросу, я всегда спрашиваю: «А кто объект?» Одно дело юбку…

Муж или жена, среднестатистическая семья.

Ну, 3000 рублей стоит час стандартный, работаем от 10 часов, это классика. Если без отягчающих. Отягчающими является: а) личность объекта, б) настороженность объекта. Есть объекты, когда ребята воюют уже много лет, она ходит и всего боится. Да, это юбка, но такая осторожная, что даст фору вору в законе, потому что зашугана до состояния комы.

По поводу детей. Вы одни из немногих, кто сформулировал профильные услуги, обычно говорят: «мы занимаемся всем». К расследованиям нет вопросов. А вот почему дети?

Все очень просто: спрос рождает предложение. У нас сейчас огромное количество людей воюют за детей. К нам пришли с этим один раз, второй раз, сто двадцать пятый раз. Это все длящиеся темы, мы в них вынуждены были разбираться, понять все тонкости этого процесса и это сформировало профильную услугу. Спрос продиктовал предложение, как у Карла Маркса.

Никаких личных там нет моментов, просто рынок?

Абсолютно. Мне без разницы. Ну вот платят и платят, приходят и приходят, воюют и воюют. Не оставляют этих несчастных детей в покое и не оставляют. А я что? Это чистая разведка, чистый сыск. Решение вопросов с правоохранительной, административной системой – все наша работа, ничего нового. Ищем, да. По всему земному шарику бегаем их ищем. Вот так уж получилось.

У меня нету вот как я знаю, есть адвокат, который занимается только детьми. Его там в детстве папа бросил, у него душевная травма на этой почве, он помогает только мамам, потому что считает всех мужчин негодяями. Не, вот таких загонов у нас нет, мы чисто про деньги.

Ок. Тогда такой момент. Наверняка были какие-то громкие и интересные кейсы, о которых можно рассказать. Хотя бы парочку.

Наверняка были громкие и интересны кейсы, о которых нельзя рассказать.

О которых нельзя – это понятно. А о которых можно?

Нет, таких нет, и я не буду рассказывать. Это принципиальный момент. Мы не рассказываем историй. Не потому что я хочу что-то скрыть или тумана напустить. Просто мои заказчики, которые мне доверяют, говорят: «Евгений Анатольевич, а точно никто не узнает? – Точно! – И завтра никто не узнает? – И завтра. – И через год никто не узнает? – И через год». Если сейчас выйдет интервью, в котором Евгений Анатольевич вламывает… не важно, что 5 лет прошло, они мне сейчас перестанут доверять.

Иносказательно даже?

Нет. Обратите внимание, вот мы ведем блог. Мне про то, что на кейсах можно построить целую пиар историю, говорили абсолютно все рекламщики. Говорили: «Дай кейсы, ну зачем ты? Ты ходишь вокруг да около, дай конкретику. У Васи была проблема, он поругался с Машей, Женя с Витей делили бизнес, дай конкретику. Иносказательно, меняй локации, все что угодно. Меняй обстоятельства, все что хочешь поменяй, мы на этом выстроим целую систему. На этом пытаются выстраивать систему абсолютно все». Я сказал: «Нет». «Ты понимаешь, что отказываешься от целого пласта в рекламе?» Я говорю: «Да». «И ты сознательно это делаешь?» Я говорю: «Да». Всё, я не буду этого делать категорически, потому что ставлю себя на место заказчика.

Как только Евгений Анатольевич начал трепать языком, он потерял доверие людей. Потерял. Не важно, как он там… Люди, которые знают, они поймут. Поверьте, эти истории настолько выпуклые, настолько резонансные и четкие, что даже при смене локации, даже при смене фамилии, даже при смене всего на свете, узнаете. Вы всех узнаете, поймете и скажете: «Ааа, точно! Так это же вот этот с этим».

Все, вопрос снят. Тогда про правовые моменты. Целый раздел на сайте у вас посвящен этому аспекту.

Вы готовились прям, я смотрю.

Ну, само собой. И есть этот злосчастный закон о детективной деятельности, который не регламентирует по сути ничего. Который говорит, что можно подойти и попросить: «Можно ли за вами последить?» В принципе это все, что может делать детектив.

Точно. Можно ли пособирать о вас информацию? А подпишите пожалуйста кровью записку, заверенную нотариусом, что можно это делать.

Так вот, что нужно в регулировании поменять, убрать, добавить, чтобы оно встало на рельсы, соответствующие современным требованиям?

Сейчас принято ругаться с западом, говорить какие они подлецы и негодяи, но при всем при этом, как ни крути, существуют давно выдуманные вещи. Давно изобретенный велосипед. Нам изобретать свой собственный велосипед, по крайней мере в этом вопросе, вообще не надо. Все придумано, все сделано, все заранее уже нарисовано.

Ребят, возьмите там Великобританию, Америку, другую какую-то не банановую, а развитую страну, возьмите ее законодательство. Не надо тупо копировать. Но вы вычлените. Там все есть, есть про детективную тайну, которой нет здесь. Есть тайна священника, тайна адвоката, а детективной нет. Я не имею права, я должен все что узнал, сразу пойти и заложить, то есть по сути напротив человека сидит стукач. Если исходить из духа закона. И куча всяких вещей. Дайте детективную тайну, дайте возможность взаимодействия с полицией и правоохранительными органами, возможности делать запросы. Не выдумывайте ничего, не надо никаких новелл, не надо изобретать порох и велосипед. Возьмите западный опыт, в этом вопросе там все уже придумано, нарисовано и сделано. Просто взяли и тупо переложили. И дай бог здоровья.

Ну, они этого не делают, не знаю почему. Хотя нет, конечно знаю, чего лукавить. Потому что наша безопасность – это как хорошая испанская жена. Ревнивая, которая любую женщину, которая подошла к ее мужу, воспринимает потенциально как любовницу, выпускает когти и шипит. У нас очень ревнивое государство. Они не хотят терять монополию на насилие, на безопасность. Поэтому они специально так вот все загнали, чтобы в любой момент можно было… чтобы не появлялось серьезных организаций. Обратите внимание, кто у нас на рынке. Вы приходите – полтора землекопа.

Я понял позицию, хорошо. На этом все, спасибо за интервью, было весело пообщаться!

Обращайтесь.

 

Сайт детективного агентства «Легион»

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

  Subscribe  
Notify of
Редакция

Триумф инфо 2018