Press "Enter" to skip to content

Проблемы реабилитации заключенных

Наша редакция давала комментарий для «Известий» в статью про адаптацию заключенных к жизни после тюрьмы. Ниже оригинальный текст рассказа.

Проблемы реабилитации заключенных проще всего показывать на примерах.

Сидевший в тюремной больнице им. Гааза парень работал в местной лаборатории санитаром. Носил анализы, мыл колбы, персонал больницы был им доволен. Сам он бывший наркоман из Ленинградской области, который отказался от наркотиков. По словам очевидцев, за все время пребывания в местах заключения, ни разу не воспользовался возможностью что-то употребить. Твердо решил встать на путь исправления.

Весь свой срок отсидел полностью, без попыток выйти по УДО, т.к. идти было некуда. Единственная комната продана, родителей нет. Выйдя на свободу, решил отправиться в родной Волхов. Обращался в ЖЭК с просьбой взять его дворником и предоставить каморку в общежитии. Получил отказ. Пробовал устроиться на кладбище, где раньше работал, но и там все места были заняты. Около двух недель скитался по улицам в попытках найти любую работу и место для нормального ночлега.

В конец отчаявшись, пришел просить помощи в отдел полиции. Рассказал, что недавно освободился и не хочет возвращаться к наркотикам, хочет жить и иметь хоть какой-то шанс на нормальное будущее. На тот момент ему было 30 лет. Полицейский посоветовал договориться с какой-нибудь женщиной, чтобы украсть у нее сумку и прийти с повинной. Так он отправится сидеть дальше, получит крышу над головой и еду. Но в тот раз все решилось благополучно, нашлись знакомые с ситуацией люди, которые устроили его на лесопилку и поселили в вагончик, где он смог жить и трудиться.

Это не какой-то уникальный случай, подобные истории довольно распространены. Существуют т.н. «сезонные сидельцы» – бывшие заключенные, которые не могут найти себе место в обычной жизни. Проскитавшись летние месяцы, они совершают мелкие преступления ближе к зиме, чтобы снова отправиться в тюрьму. Некоторые помогают поднимать раскрываемость и берут на себя дополнительные эпизоды, получая от оперативников бонусы и поблажки во время отбывания срока.

Трудоустройство

Что касается полноценного трудоустройства, во многих организациях имеется служба безопасности, которая проверяет персонал перед приемом на работу. И судьба кандидата на вакантную должность во многом зависит от профессионализма и адекватности «безопасников». Если там работают бывшие сотрудники органов, особенно повидавшие жизнь по ту сторону и устроившиеся через старые связи, то они смотрят на судимости с пониманием. Подходят к вопросу прагматично. Выясняют детали и обстоятельства дела, узнают, как проходило заключение. А «безопасность» с обывательским мышлением просто отсекает судимых кандидатов и пишет отказ по формальному признаку. Из-за чего рискует оставить свою компанию без высококлассного специалиста, который когда-то оказался волею судеб не в то время и не в том месте. Или единожды оступился, но сейчас готов вернуться в строй и приносить пользу обществу.

Если речь идет о рабочих специальностях и «золотых руках», бывший сиделец мог отточить свои навыки, пока находился в местах не столь отдаленных. Выйти великолепным художником, слесарем, кузнецом, резчиком. Для предприимчивых работодателей такой сотрудник станет настоящей находкой.

Но есть профессии, на которых тюремное прошлое ставит крест в любом случае. Например, в сферу образования нельзя будет устроиться уже никогда. Отсидевшему педагогу придется переучиваться и осваивать новую деятельность. Заниматься этим ему предстоит самостоятельно, потому что институты по реабилитации заключенных с задачей не справляются. Они формально существуют внутри системы исполнения наказаний, но не работают на практике.

Поэтому заключенным надо самим о себе заботиться, сохранять полезные знакомства во время отбывания срока, общаться с друзьями и семьей. Использовать для этого все предоставляемые системой возможности. Чаще всего бывшие сидельцы находят работу через родственников и ближайшее окружение. Если же устойчивые социальные связи рвутся, то люди обычно возвращаются на криминальные дорожки и катятся дальше по наклонной. Даже если он хотел исправиться и начать новую жизнь, общество не дает такого шанса.

Пожизненное бремя

В российской действительности даже погашенная судимость ложится на плечи человека пожизненным бременем. Факт привлечения к уголовной ответственности навсегда остается в информационном центре МВД, его невозможно будет спрятать и забыть. Причем это тот случай, когда дети платят за грехи отцов. Бывает, что в трудоустройстве отказывают тем, у кого когда-то привлекались родители. Понимая это, некоторые родители идут на фиктивный развод, чтобы не ломать судьбу детям.

Судимость также влияет на получение кредита, это популярная причина отказа. Из-за чего оставшиеся без жилья заключенные лишаются возможности взять ипотеку, даже если удовлетворяют всем прочим условиям и собираются добросовестно ее выплачивать.

Это все маленькие кирпичики, из которых состоит стена, отделяющая бывших заключенных от остального общества. Когда решивший исправиться человек упирается в эту стену раз за разом, он часто принимает логичное решение – вернуться к тому незаконному промыслу, который ему привычен. Только теперь уже с новым опытом, приобретенными «на зоне» знакомствами и повышенной осторожностью. Это и есть основная проблема, мешающая реабилитации заключенных в нашей стране.

Редакция

Триумф инфо 2018