Press "Enter" to skip to content

Эффективность НЛП

НЛП, или «нейролингвистическое программирование» – это разработанное в 60-х–70-х годах направление в психологии, которое основано на моделировании (копировании) навыков успешных людей и наборе предполагаемых связей между невербаликой, формулировками фраз и эффективностью их воздействия. Направление спорное и современной наукой отвергнутое, как и большинство изначальных постулатов, на котором оно основано. Но отдельные специалисты и коммерческие организации продолжают им пользоваться, обучать и внедрять.

Наш ресурс задумывался в том числе как площадка для дискуссий, поэтому мы призываем желающих принять участие в обсуждении этого вопроса.

Когда мы искали экспертов, практикующих НЛП, многие сначала соглашались дать комментарии, но в процессе внезапно теряли интерес и ссылались на занятость. Более-менее развернутые ответы удалось получить лишь от Юрия Станкевича, их мы и возьмем за основу. Большинство вопросов остались не закрытыми, поэтому мы призываем внести свою лепту всех, кому есть что сказать. Задача – выяснить не декларируемую, а реальную эффективность методов НЛП.

Главный вопрос – можно ли в принципе утверждать об эффективности какого-либо воздействия без соответствующих исследований и перепроверок? Психология как наука и так сильно страдает от «кризиса воспроизводимости» (когда повторные исследования показывают иные результаты). А основополагающие модели НЛП, вроде эриксоновского гипноза, являются весьма абстрактными и эффективны только со слов самого Эриксона и его последователей. Каким образом можно смоделировать то, что не удается даже точно установить?

При работе с людьми можно получить десятки разных, как типовых, так и артефактных реакций. У кого-то могло не быть реальной проблемы, он просто привлекал внимание. У другого произошло самоизлечение, как часто бывает с паническими атаками или психосоматикой. Третий сказал, что ему стало лучше, просто потому что хочет в это верить. Как определить, какой именно фактор «сработал» и «дал результат» в том или ином случае, если не в рамках контролируемого эксперимента?

Ниже – ряд вопросов по конкретным методам, которые практикуются в НЛП и ответы Юрия Станкевича. Следом – уточняющие вопросы, которые все еще ждут разрешения. Достаточно ли верить в метод и практиковать его на основании субъективного опыта? Или нужны точные данные, которые оставят суть и развеют магию?

Юрий Станкевич. Психолог

1. По-вашему НЛП – это наука, набор методов, или еще что-то?

НЛП – это не наука, а набор методов, которые одни люди когда-то с разной успешностью применяли к другим. А что умеет один человек, и другой всегда освоить может. У каждого будет своя эффективность, но почти каждый сможет освоить почти всё.

Как в этом случае определить, в чем именно заключается метод? Как понять, что это не апофения (когда закономерности и взаимосвязи видятся в случайных событиях) или любая другая когнитивная ошибка? Как установить, какой именно фактор сработал в том или ином моменте, если не опираться на исследования? Например, упомянутых ниже голубей Скиннер дрессировал повторять случайные действия, которые якобы приводили к получению корма. Как НЛП избегает таких ошибок?

2. Знакомы ли вы с критикой Шарпли, который утверждает, что «основные принципы НЛП потерпели крах при проверке на надежность в 86% контролируемых исследований»?

С критикой не знаком, но могу сказать, что если целью его критики было разбомбить НЛП, то он будет делать всё для этого. Например, делать некорректную репрезентативную выборку. Каждый исследователь прежде всего ищет подтверждения сугубо своей точки зрения. И лишь немногие способны увидеть рациональное зерно даже в чем-то, что они не приемлют в целом.

Целью было проверить тезисы на работоспособность в корректных экспериментах, как раз с репрезентативными выборками. Если бы каждый исследователь искал подтверждения, а не опровержения, вместо научного консенсуса мы бы имели нагромождение неработающих гипотез. Основной вопрос в том, можно ли говорить о работоспособности методов, эффективность которых экспериментально не подтверждается и основана на субъективном перенимании опыта?

3. Как при «моделировании» определить, какой именно комплекс признаков надо моделировать и почему его? Нужно ли «залезать в чужую голову», чтобы увидеть там «карту», или достаточно внешних проявлений? Как их измерить и посчитать, на какие метрики эта техника опирается?

Здесь нужно смотреть строго по контексту конкретного моделирования. И если для одного моделирования подходит один набор критериев, то для другого он может совсем не подходить

Приведите пример. С учетом уточнений выше – как установить комплекс признаков, которые нужно моделировать, минуя ошибки восприятия? И как НЛП понимает, что именно этот комплекс дает результат?

4. Чем «рефрейминг» отличается от обычного подбора уместных слов и сглаживания углов? Человек, который говорит «посидели немного, отдохнули» вместо «нажрались вчера» использует технологию?

Сейчас я применю рефрейминг к слову «рефрейминг» и скажу, что вместо рефрейминга здесь уместнее говорить о двух фокусах языка: 1. Другой результат 2. Переопределение.

И да, можно сказать «рефрейминг», можно сказать «подбор слов», а можно сказать «переопределение» – смысл под этими понятиями практически один.

Из этого объяснения следует, что рефрейминг – это не метод, а просто фирменное название для явления в коммуникации, которым и так постоянно пользуются все без исключения. Зачем выводить его в отдельную категорию, если у нее нет специфических признаков?

5. Что думаете насчет несоответствия современным представлениям гипотезы о связи полушарий мозга с невербаликой? По которой можно установить «репрезентативную систему» и определить, врет человек или вспоминает. Зачем НЛП-еры используют опровергнутые модели?

Вопрос некорректен. То, что для одного опровергнутая модель, для другого очень даже истинная и работающая. Зависит от точки зрения оратора.

Гравитация истинна независимо от взгляда оратора, мы можем это легко проверить. А теория плоской Земли не истинна – тезис тоже проверяемый. Современные научные представления говорят о том, что между невербаликой и работой отдельных полушарий нет прямой взаимосвязи, здоровый мозг использует оба полушария одновременно. А направление взгляда при вспоминании или выдумывании у каждого человека индивидуально и ситуативно (иначе никакие устройства и техники для выявления лжи бы не понадобились – смотри на зрачки и всё понятно). Если НЛП утверждает обратное, то чем это подкреплено?

6. Собственно, репрезентативная система. Визуалы, аудиалы и кинестетики – объективные категории? Или все-таки условность, которую не зафиксировать и на которую нельзя опираться?

Это объективные категории. Если не верите. попробуйте посмотреть ушами, или послушать глазами.

Вопрос не в вере, а в том, как мы устанавливаем объективность и в чем суть термина. Как он определяется и что дает? Речь ведь идет о «ведущей системе», с помощью каких тестов она выявляется? Как фиксируется? Как соотносится с тем, что у здорового человека основной орган восприятия – зрение, через которое поступает больше всего информации? Почему НЛП считает, что формулирование фраз с учетом «ведущей репрезентативной системы» повышает их эффективность?

7. Чем «якорение» отличается от условного рефлекса, а точнее оперантного научения (которым г-н Скиннер дрессировал своих голубей)? Зачем вводить для этого отдельный термин и переворачивать с ног на голову алгоритм («якорь» после основного раздражителя), делая его по факту неверным?

Потому что якорь – это гораздо более ёмко, кратко и понятно, чем оперантное научение.

Но вопрос был не в этом. А в том, что оперантное научение (или условный рефлекс) подтверждены исследованиями, и там вводят «якорь» (не важно как это называть) перед основным раздражителем. А якорить в НЛП предлагается после него, как бы закрепляя результат. Почему это должно сработать, как проверить эффект? Также для вырабатывания рефлекса нужны многократные повторения, а сколько раз нужно поставить «якорь», чтобы он заработал?

Редакция

Триумф инфо 2019