Press "Enter" to skip to content

Александр Березин, история детектива с 30-летним стажем. Часть 2

Мы пообщались с детективом, который стоял у истоков частного сыска и выполнил свой первый заказ еще в 88-м году. Сейчас Александру Березину 60 лет, он живет в Луганской области и продолжает работать. Наше общение поделено на две части, в первой мы уделили больше внимания прошлым делам и истории детективной деятельности. А во второй – текущему положению и влиянию политических событий.

Первая часть

Александр, здравствуйте. Мы остановились на том, что у вас было много интересных кейсов, красивых историй, которыми можно поделиться.

Историй много, вспоминать надо.

Какую-нибудь одну, может быть две, самые яркие и запоминающиеся.

Все запоминающиеся. Я был руководитель в первую очередь. Или вам по частному сыску надо?

И то, и то интересно.

По производству могу рассказать. Мы разрабатывали спецтехнику, спецсредства. Продавали успешно. С самого начала разработали резиновую палку А-53. 7000 штук произвели, продавали вплоть до Чехословакии.

Резиновая палка – это что?

Дубинка, РП. Разработали еще хлыст раздвижной, дубинку. На ней потерял деньги. Отлили экспериментальные образцы, но инженеры попросили еще денег. Я им не дал, так и забросили ее. Шили форму камуфлированную. Закупили в Родниках ткань четырехцветную, начали отшивать форму и берцы на фабрике. Продавали охранным структурам, милиции. На тот момент снабжения не было, распался Союз. Поэтому у нас покупали много снаряжения, вплоть до того, что начальники райотделов приезжали за товаром.

Вы стали частным поставщиком для структур, получается?

Как бы да.

А в плане частного сыска?

А по частному сыску у меня вон дел лежит, где-то с полтонны архива, все случаи интересные. Самый, может быть, активный – это когда работали по так называемым магам. Ездил у нас такой товарищ, по фамилии Родионов. Ездил по Украине и предлагал свои услуги. Астральному роботу, так сказать, приносил жертву.

Астральному роботу?

Это такое понятие было, астральный робот.

И что это давало?

Он зарабатывал деньги, как Кашпировский, вот эти все дела…

Ему-то понятно, заказчику что это давало?

Там не заказчики, там просто аудитории собирали.

Я понял. На массовую публику показывал фокусы.

Ну вот допоказывался, что погибло несколько человек.

Погибло почему?

С психикой не все нормально было.

Самоубились что ли?

Получается так.

И как вы участвовали в этом процессе? Что происходило?

Надо было этого человека изолировать, Родионова. Подключили детективов, они сработали.

Что значит сработали? Каким образом происходил сам процесс?

(смеется) Прессанули…

И в итоге он исчез с радаров?

Его вывезли и на этом все закончилось. Он потом появился на горизонте еще пару раз, но уже в качестве… быстро его разоблачили там. Смысл был в том, что ехал в поезде человек, в районе Дебальцево выбросился из вагона. Он сам воронежский был, его родители обратились за помощью, чтобы установить обстоятельства. Они не верили, что это несчастный случай.

Люди занялись этим вопросом и в конечном итоге выяснилось, что он как бы случайно погиб. Подключили людей, которые поехали и забрали вещи. В этих вещах обнаружилась записка, на записке была каблограмма, тому кто откроет.

И как это работает?

Ну каблограмма – это определенная символика, как секрет. Если ее вскрыл непосвящённый человек, посмотрел на нее, она действует магически. Как черная магия. Он как раз залез в эту записку, посмотрел и выбросился из поезда. Вроде как потустороннее, но очень интересно. Мы с этим человеком, Родионовым, встречались несколько раз и у него было много таких случаев, когда люди погибали.

А там не было какого-то более очевидного механизма?

Нет, нет. Милиция установила, судмедэкспертиза установила, что никто не выбрасывал его. А он на перегоне выпрыгнул из поезда. Он ехал с этой запиской из одного города в другой, ему смысла не было кончать с собой, он как гонец использовался. Ну вот он залез в эту записку и посмотрел.

Потом было такое, что тот работник, который у меня работал… и я тоже залез в эту записку. Ну, были неприятности. Пришлось подключать специалистов в этой области. Чтобы они сняли магию эту.

Сниматели порчи? Серьезно?

Ну не порчи, а магии. Защиту ставили. Тут можно верить, можно не верить, но так оно и было.

Но вы выжили в конечном итоге.

Живой вот. Хожу, сколько лет прошло. Но было интересно, там длительный процесс. И наблюдение приходилось вести. Самого Родионова вычислили на сеансе, когда он вновь приехал в Луганск, через год после известных событий, которые были поначалу. Вечерком вывезли за город, забрали документы и сказали: «Больше здесь не появляйся». А потом он обнаружился в Дебальцево.

Живой?

Конечно, мы ж не убивали. Только пугали.

А если что-то более приземленное рассмотреть? Когда были хищения, или какая-то бытовуха?

В свое время давал интервью, в газете писали тоже, что у афганца, ветерана Афганистана, украли трех коз. В милицию обратился, а кто там будет искать? А мои ребята нашли за три дня. Причем безвозмездно ему отдали их.

Как нашли?

Опросили людей, кто видел, где видел. Оказалось, сердобольная соседка загнала в свой сарай, спрятала. Ну и обнаружили там. Это самый простой случай, но никто не брался за него. А мы нашли.

А если поговорить о самом значимом успехе агентства, или вас как частного сыщика? Что самое главное было за профессиональную историю?

Все главное, выбрать тяжело. Все истории имеют свою сложность, простых не бывает. Если занимаешься каким-то делом, либо вкладывайся полностью, деньги ж за это платят. Либо не берись.

Тогда какое было самое дорогостоящее? Самое оплачиваемое дело?

В области частного сыска больших оплат мы не брали. Расценки все время доступные были. Когда мы начинали, еще при СССР, на свою зарплату любой рабочий мог нанять частного детектива. Больших сумм, как сейчас, не было. Считалась сначала затратная часть, а потом скромный гонорар. Огромных денег в частном сыске поначалу никто не получал. Да и сейчас расценки, если сравнить с регионами… я сейчас получаю пенсию 3000 в месяц. Для меня это маленькие деньги, потому что цены такие же как в России. А многие так же живут, пенсионеры.

Кто сейчас платит пенсию в Луганске?

ЛНР

А то что вы говорили, когда по 7-9 тысяч долларов были карманные расходы?

Это были не частным сыском заработанные. У меня был открыт второй на Украине магазин оружия. Спецтехника продавалась, сигнализации. Потом по моим каналам сюда начали возить газовое оружие, через магазин мы его реализовывали. Закупочная цена пистолета 50 долларов, а у нас по 150, 200 их разбирали.

То есть основные деньги приносила не детективка, а бизнес сопутствующий?

Да, конечно. Это же агентство экономической безопасности, у нас было 7 отделов. Частный сыск, частная охрана, производственно-коммерческий отдел, научный отдел. У меня вот спецтехнику, которую тогда нельзя было купить свободно, специалисты изобретали, делали вручную. Потом мы ее реализовывали, использовали. Это прослушивающие устройства, направленные микрофоны. Был в продаже у нас прибор «Волна-3», «Волна-4», для защиты от прослушивания, радиозакладок. И защита компьютеров на тот момент.

А эти приборы производили в закрытом НИИ в Желтых Водах. Мы получили информацию, что с рабочими рассчитываются приборами. Поехали, скупили у них и потом здесь реализовывали.

Сейчас уже не занимаетесь микрофонами, прослушкой?

Нет, я же говорю, что война и в принципе не до этого. Сначала я от охранного отказался, где-то в 2007 году. При фирме у меня была школа подготовки охранников. Я их готовил, ставил на работу, им конкуренты платили на 100 гривен больше, и они переходили туда. Даже спасибо не говорили за подготовку.

А за людей несешь ответственность. В 93-м году у меня в одном только Луганске было 6 филиалов и 2 дочерних предприятия в Луганской и Донецкой области. Только в городе Луганске работало 350 охранников. Мы охраняли крупные предприятия, хлебозаводы, молокозаводы, литейно-механические, там очень много. Это еще СССР был. А потом началась конкуренция, появились новые фирмы, плюс прессинг. В 2007-м я посмотрел, там невыплата зарплаты, начались задержки. С тобой клиент не рассчитался вовремя, начались проблемы. Народ бузит, ему не объяснишь, что денег нету. Я подумал, что не столько зарабатываешь на охранной деятельности, сколько головной боли. Поэтому отказался и занимался уже частным сыском в чистую.

Раз мы заговорили про войну, как она повлияла на дела, вашу жизнь? Как вы подстроились под эти реалии? Что сейчас вообще происходит?

Я изначально был против всяких революций, там целая история. Можно было решить эти вопросы более мирным путем. Но что произошло, то произошло. Когда начались военные действия, я не мог быть в стороне, поэтому определенную работу проводил по профилю. Потом был депутатом первого созыва ЛНР, попал в парламент Новороссии. Который и сейчас не разогнан, а заморожен. Проект Новороссия, так называемый.

А то, что деятельности касается? Вы говорите, что до сих пор занимаетесь сыском. Как это стыкуется со всем остальным? С участием в политической жизни.

Вот крутишься, подрабатываешь. Делаешь то, что умеешь.

Есть сейчас какие-то интересные дела? Условия не самые обычные, наверняка происходит что-то такое, чего нет у других.

Происходит. Это сложности только, нужно знать обстановку. Где можно, где нельзя работать. Комендантский час, время работы. Человек со стороны вряд ли сориентируется в этой ситуации. А работа обычная – бэкграунд проверить кому-то, женихи, невесты, такая работа. Розыск людей – 14-й, 15-й год, когда связи не было здесь, электричества не было, приходилось мотаться, искать людей. Находили, состыковывали, перевозили через границу, отправляли в Российскую Федерацию. Такая работа, рутинная. Каких-то особых дел нету и работа получается полулегальная. Законодательство еще никак не рассматривает. Вернулись к истокам, когда не запрещено и не разрешено.

Вы же говорили, что это хорошо, развязывает руки.

Ну да. Это зависит от властей еще. Если при Советском Союзе на меня наезжали, я правовым путем доказывал. А как здесь можно доказать что-то, если даже судов нет? 5 лет уже у нас люди без прав. Защищать права негде, судов нету по гражданским делам, только по уголовным.

А что еще изменилось, меняется? И что происходит на фронтах? События украинские подутихли в плане освещения в СМИ. Мало кто понимает, что происходит, очень обрывочно.

Происходит сидение в окопах. Окопная война. По линии разграничения постоянные обстрелы, стычки. В тылу диверсанты. И все. Последний обстрел города был перед 9 мая, когда по технике, которая должна была на парад выйти, гаубичная батарея стреляла. 34-ку танк подожгли. Их восстановили конечно, но было неприятно. Это где-то в двух километрах от меня, неожиданно было. А на линии разграничения стрельба постоянно. Снайперы, пулеметы, минометы.

Как вы ко всему происходящему относитесь? Можете еще раз свою позицию рассказать?

Моя позиция очень сложная. Я за то, чтобы Россия уже признала ЛНР и ДНР и присоединила к себе. Вот моя изначальная позиция. Я понимаю, что это один из вариантов, но он почти нереальный. На фронте, те кто воюет в окопах, они того же мнения, все воюют за Новороссию. Не за ЛНР, ДНР, Украину, а за Новороссию.

По примеру Крыма?

Ну, по-примеру… Вообще-то, не известно кто раньше начал. Просто Крым – стратегическая территория для Российской Федерации, это геополитика. Если бы Россия не взяла Крым, там была бы база американцев, это понятно. А Донецк – тут 10 тысяч, 20 тысяч убили, ну ничего…

Если вас набрать в поиске, гугл выдает страницу на «миротворце» о вас. Сама страница уже неактивна на данный момент.

Она и не была активна, просто разместили информацию и все.

Что послужило причиной?

Депутат парламента Новороссии, там же указано.

Это никаких проблем не создавало дополнительных, угроз?

В Украину невъездной, а так, какие тут угрозы? У меня даже сын 16 лет в «миротворец» попал, занимался информационной работой и в расстрельные списки попал еще раньше меня.

А если все-таки к реальности приблизиться, как будет скорее всего, или как вам видится окончание всей этой истории?

Я сказал, конец истории – это присоединение к России, то что меня устраивает. А то, что произойдет – это одному богу известно.

А после присоединения возможна нормализация отношений?

Конечно возможна. Но мое мнение, что жители ЛНР и ДНР, которые пережили 14-й и 15-й год, они в Украину никаким образом не хотят. Они хотят либо в Россию, либо на худой конец – самостоятельно. А поменяется правительство в Украине – ну ради бога. Пусть политики и занимаются тем, чтобы помирить. Ну опять же, помирить – это относительно. Что до войны было на западной Украине отношение, что сейчас, ничего не поменялось.

Последний вопрос на эту тему. Вы говорили, что жили не только в Луганске, еще в Калининградской области. Когда развал СССР произошел, вы выбирали страну?

Нет, я в 73-м году приехал на Украину. Это был еще Советский Союз и там вопросов никаких не было. Я бы с удовольствием получил сейчас гражданство Российской Федерации, но законодательство не позволяет. Для того, чтобы получить гражданство, мне нужно минимум полгода прожить там без выезда, а я не могу.

На тот момент никакого выбора не стояло?

Нет, не было. Конечно не было такого выбора. Луганск при СССР снабжался как город первой категории, как заполярье. Единственный город в Союзе, отлично снабжался. Город не очень большой, но промышленный, спортивный, культурный. Интересно было здесь. Я жил в районном городке в Калининградской области. Когда сюда приехал, в областной центр, мне показалось что это огромный город. Привык уже. А сейчас у меня здесь могилы родителей, младший сын, хозяйство. Уехать в Россию не могу. Работа тут, ответственность.

Я же еще работал юристом до войны, правозащитником. Надеюсь, что суды заработают и у меня будет много дел в гражданском суде. По уголовным я не очень хочу работать адвокатом, а по гражданским – с удовольствием.

Давайте напоследок как раз об этом. Какие у вас личные планы на самую ближайшую перспективу, год-два?

Ну, через неделю у меня юбилей, 60 лет. 25-го числа.

Поздравляю!

Спасибо. Вот я хочу пенсию достойную получать. И чтобы заработали суды, наконец-то, за 5 лет. Свои знания продолжить, оказывать помощь людям. Я и в движении революционном, кроме того, что был депутатом, был еще начальником отдела экспертизы законопроектов в ЛНР. Но когда увидел, что там делается, решил уйти.

А что там делается?

Коррупция, подсиживают друг друга. Как всегда, чиновники. После того, как меня замполит уволил, я себе зарок дал, что в государственной службе больше не буду работать никогда. Мне предлагали, я довольно хорошо учился в школе и институте, хватало знаний. Но я не захотел в госслужбе работать, поэтому и попал в частный сыск, чтобы надо мной никого не было.

А здесь большие сложности начали возникать. Недовольство у меня и тех людей, которые за Новороссию. Из-за того, что решаются вопросы… я понимаю, что геополитика – такая штука, мы всего предвидеть не можем. Но я встречался в 14-м году с одним из советников Путина в Крыму. Я там на 4 дня вырывался в командировку. И он мне сказал: «Ты же грамотный, историю знаешь. У нас все время цивилизации на войне строились. Ну и тут понятно, погибнет сколько-то тысяч людей, что ж теперь делать». Но когда сам оказываешься в этих тысячах – это не очень хорошо.

Да, приятного мало.

До войны у меня был один товарищ со школы, на 2 года младше меня, он воевал в Афганистане. 1,5 года срочную и 3 года сверхсрочную. Когда мы с ним общались, я говорил: «Я тебе завидую, я все в жизни видел, только войну не видел». А потом, когда встретились в 15-м, я сказал: «Больше не завидую. Уже посмотрел войну». Одно дело, когда рассказываешь и другое, когда над головой летают снаряды, рядом взрывы. У меня крыша 4 года побитая, «Ураган» взорвался недалеко, 5 кассет в крышу попало. Гуманитаркой и не пахнет. Завтра будем крыть крышу с сыном.

Понятно. Остается пожелать вам мирного неба.

Да, спасибо. К этому стремимся.

Спасибо за ответы. До следующих встреч!

Счастливо!

 

Страница Александра Березина на форуме Международной Ассоциации Частных Детективов

Редакция

Триумф инфо 2018