Press "Enter" to skip to content

Как попадают в черные списки банков

Последнее время фирмы пачками ложатся в список «неблагонадёжных». Вот работает себе фирма, есть у неё 2 счёта в разных банках для определённых целей, никак не связанных с незаконной деятельностью. И вдруг в один прекрасный день — банку показалось. С этого момента у фирмы началось прекрасное.

Без вины виноватые

Без объяснения причин ей просто закрывают доступ к ДБО (Дистанционному Банковскому Обслуживанию). Хотя ЦБ (Центробанк) в своих указаниях требует, чтобы клиенту в этом случае не просто причину озвучили, а ещё и реабилитироваться дали, так как тут речь не о реабилитации через комиссию. 

Фирма без ругани и махания лапами, вздыхая уходит в другой свой банк (если есть куда идти). Счёт не закрывает, никакие бумаги «от греха подальше» не подаёт. Вроде бы за что ей, фирме, в список попасть? Ограничение доступа к ДБО без предъявления требований к клиенту — нарушение условий договора. 

Что делают банки

Банки же всегда будут ссылаться на следующий «список» нормативки:

  • ФЗ 115-ФЗ от 07.08.2001
  • Положение ЦБ РФ 550-П от 20.06.2016
  • Положение ЦБ РФ 639-П от 30.03.2018

По правилам, если банк обнаружил что-то подозрительное, он обязан подать сведения в определённой форме в финмониторинг и ЦБ. В установленные сроки и с учётом кучи разных факторов. Чтоб вы понимали, если они допускают в отчёте какую-то ошибку (даже технического характера) — ЦБ штрафует банки. 

Это очень сложно и не всегда ситуация «нам показалось» уходит в виде отчёта в ЦБ. Потому что клиент ушлый, в суд пойдёт, а там финмониторинг, ЦБ и инструкция… и возникает ситуация «лайт», когда в ЦБ и финмониторинг ничего не идёт, а руководствуясь нормативкой банк вносит такую фирму в свой внутренний стоп-лист с соответствующей кодировкой. 

Причины, как правило, формальные: код 03 — отказ в открытии счёта, или 07 — отказ в предоставлении документов банку. Обычно запрос этих документов звучит устно и примерно так: «у вас случайно нет с собой..?» Или объём документов превышает все мыслимые границы, а срок исполнения — 35 минут. Сюда же идет код 08 — отказ от исполнения платёжного поручения, часто тоже человеческий фактор, сотруднику внутреннего контроля банка «показалось». 

В соответствии с рекомендациями ЦБ и финмониторинга, все эти ситуации банкам рекомендовано решать с клиентами в текущем режиме. Об этом они неустанно говорят на всех конференциях и шлют кучи писем и рекомендаций. Но банки упорно (зачёркнуто упорото) душат клиентов. 

Ограничение ДБО

А что же с ДБО?! В целом, ничего. Этот аспект нигде и никак не описан, поэтому банки и кидаются формальными причинами.

ЦБ топает ногами: на комиссию регулярно попадают обращения от страждущих о том, что им без объяснения причин, направления запросов и вообще чего бы то ни было, отключили ДБО и включили в стоп-лист. В компетенцию комиссии решение таких вопросов не входит. И ЦБ лишь уныло разводит руками, настоятельно рекомендуя банкам доносить-таки до клиентов соответствующую информацию. И давать возможность осуществить защиту их прав и интересов. Поясняя, что отключение ДБО не влечёт для клиента правовых последствий, а является лишь частью договорных отношений, на которые ЦБ влиять не может.

Если вам просто отключили ДБО и ничего не просят — в стоп-листах вас нет. Запроса нет ни письменного, ни устного — стало быть и предоставить вы ничего не можете. Вы не приносите платёжку на бумаге, значит отказать в её исполнении не могут. Пока вы не идёте к ним сами с кулаками, поводов у них нет. 

Судебная практика

Но мы в своей практике всё-таки пошли дальше и просудили такое ограничение доступа к банковским услугам. Делимся с вами алгоритмом. Дело №А40-214463/19-47-1891 АС г. Москвы. 

Суть противостояния была в следующем: банк ограничил доступ к ДБО, никаких запросов клиент не получал, все в лучших традициях. На запросы клиента банк отвечал стандартно, ссылаясь на нормативку, описанную выше. Клиент получил такое же ограничение «по цепочке» на второй счёт в другом банке, что и стало отправной точкой для выхода в суд. 

Алгоритм действий был таким: 

  • Клиент обратился в банк с запросом сразу по факту блокировки ДБО. Банк, противореча собственным правилам, не предоставил официального извещения или уведомления;
  • Клиент, выждав отведённый по закону срок, повторно обратился в банк. Добровольно предоставив исчерпывающий, по мнению клиента, пакет документов в отношении легитимности своих действий;
  • Банк проигнорировал данное обращение, однако в судебном процессе заявил о том, что аналитику документов провёл. Итоги аналитики предоставил прямо в заседание;
  • По истечение всех законных сроков, клиент обратился с иском в суд;
  • Банк затягивал судебный процесс, манкируя своими обязанностями. Предоставлял с опозданием процессуальные документы;
  • На все доводы банка клиент в ходе судебного процесса предоставлял доказательства, которые рассматривались и оценивались судом. То есть фактически банк реализовал своё право на запрос документов клиента в ходе процесса. Но документы в первую очередь были исследованы судом и получили надлежащую правовую оценку. Учитывая незаинтересованность суда, данная оценка явилась объективной и соответствующей фактическим обстоятельствам дела;
  • Банк не смог предоставить обоснованных доводов в защиту своей позиции.

Подводя итог: суд посчитал, что банк не имел достаточных оснований для блокировки ДБО клиента, так как нарушения клиентом норм ФЗ 115-ФЗ не были доказаны.

Можно говорить, что выход в суд в тех случаях, когда банк не желает разговаривать с клиентом, является действенным методом, чтобы отстоять свои права.

В настоящее время судебная практика медленно, но верно, разворачивается в сторону клиента. Суды выслушивают обе стороны, и доказывать свою правоту всё чаще должен не только клиент, но и банк. Суды теперь просят обосновывать целесообразность и соразмерность применённых к клиенту ограничительных мер.

Как будет развиваться ситуация — поживём, увидим. А пока, берегите себя и свой бизнес.

Ольга Белогривцева
Служба Экономической Безопасности
https://www.instagram.com/spbess

Наши партнеры
© 2019–2020 ООО «Триумф Инфо»