Press "Enter" to skip to content

Почему полиграф – это не детектор лжи?

Разобраться в принципах работы полиграфа, его достоверности, подготовке специалистов нам помогает Степанов Андрей Александрович, создатель и руководитель Санкт-Петербургской Школы Детекции Лжи. Он является автором высокопрофессиональной, научно-обоснованной и практически проработанной системы подготовки полиграфологов в СНГ (полное обучение длится 4 года). И при этом озвучивает следующие тезисы:

– Проведение полиграфных проверок в России в настоящее время надо приостанавливать…

– Убирать полностью вероятностный метод из экспертизы по уголовным делам…

– Использовать опыт США по защите прав человека от полиграфа…

Почему это так и что из себя представляет «детекция лжи» на практике, в нашем материале.

 

Справка. Степанов Андрей Александрович

Образование:

  • Ленинградский Завод-ВТУЗ при Производственном Объединении турбостроения «Ленинградский металлический Завод», инженер-механик (1983);
  • Высшие Курсы КГБ СССР (г.Минск), оперативный сотрудник (1984);
  • Высшие Курсы КГБ СССР (г.Минск), оперативный психолог подразделений КГБ (1991);
  • Межрегиональная Академия управления персоналом, экономист, менеджер персонала (г.Киев, 1995);
  • УНТО ФСБ РФ – обучение на курсах подготовки оперативных полиграфологов (1996);
  • Московская Академия комп­лексной безопасности предпринимательства, специалист по кадрам (с использованием полиграфа) (1998)

Работал в оперативных подразделениях Службы контрразведки КГБ – ФСБ, затем в одном из самых «закрытых» оперативных подразделений ведущей Спецслужбы России (название просит не упоминать). Подполковник запаса. Советник-консультант по совместным проектам Администрации и Правительства Санкт-Петербурга.

Автор множества систем подготовки, методик и пособий (полная биография).

 

Что такое полиграф?

Это прибор, который измеряет и анализирует психофизиологические реакции: изменение параметров дыхания, сердечно-сосудистой активности, электрического сопротивления кожи и др. Его используют государственные и коммерческие структуры для оценки достоверности предоставляемой человеком информации.

Датчики, которые применяются в полиграфах разных моделей, примерно одинаковые. Различаются системы обработки полученных сигналов в виде полиграмм. Проще говоря программы, которые обсчитывают вероятность неслучайности возникновения реакции на ту или иную категорию предъявляемых вопросов. Потом по этим программам делаются выводы о возможном сокрытии информации, причастности к преступлению и т.д. В народе полиграф прозвали «детектором лжи», что искажает его реальный функционал.

Полиграф «Диана». Фото: https://psymod.ru/

 

Детекции лжи нет

Триумф-Инфо: Андрей Александрович, давайте начнем с главного. Почему полиграф – это не детектор лжи?

Степанов А.А.: Потому что нет специфических признаков в организме человека, которые со стопроцентной вероятностью говорили бы, что он врет. Если бы были такие признаки, характерные только для лжи, можно бы было диагностировать ложь. Но такие же признаки возникают, когда человек просто тревожится. У него будут такие же реакции. Когда у него заработал когнитивный, мыслительный процесс, опять будут такие же реакции. Когда неправильно сформулированный вопрос вызывает какие-то ассоциативные образы, или ассоциативное мышление, опять возникают реакции.

В этом деле возникновение психофизиологических реакций зависит от всего. Поэтому безграмотное проведение полиграфной проверки приводит к двум типам ошибок: ложноотрицательным и ложноположительным. Ложноотрицательные ошибки – это пропуск виновного, а ложноположительные – это обвинение невиновных людей, что сегодня сплошь и рядом встречается.

Поэтому никакой детекции лжи нет, происходит просто сравнение реакций на одну категорию вопросов с другой категорией вопросов. А уже грамотно обученный полиграфолог делает выводы о возможной лжи или правдивости опрашиваемого. Чтобы сделать правильно эти выводы и существует сложнейшая методология проведения исследования, со своими строго структурированными этапами, сложнейшей системой экспертной обработки полученных результатов и формирования выводов по ним и т.д.

А.А.Степанов поясняет, что это является основной причиной, по которой обучение в его школе длится так долго и требует отсева при поступлении непригодных, которые по своим способностям просто не смогут освоить эту сложнейшую методологию. Основное внимание при подготовке специалистов уделяется обучению экспертной оценке полиграмм, т.к. компьютерные системы обработки, заложенные в различные типы полиграфов, ошибаются в 50% случаев. Только знание экспертной системы позволяет давать дифференциацию между реакциями, вызванными тревогой, когнитивными, другими процессами и реакциями, связанными с ложью. Для этого нужны комплексные знания из самых разных областей и личностные характеристики, подходящие для обучения. Полиграфолог берет на себя ответственность за конечные выводы и в случае, если его оценка не совпадает с компьютерным обсчетом, компьютерный обсчет игнорируется.

Степанов А.А.: Если взять статистику, то живое население от 17 до 70 лет, в 20% случаев дает адекватное реагирование. Это когда он соврал – у него повышенные реакции, там где говорит правду – пониженные. Но оставшиеся 80% населения дают неадекватное реагирование, со всеми возникающими артефактами и прочими проблемами. Поэтому нельзя ориентироваться только на то, что выдает компьютерная программа, не важно чьего производства. Их точность можно сравнить с подкидыванием монетки.

 

Как проходит обследование?

Когда мы имеем дело с качественным обследованием, работа начинается задолго до подключения датчиков. Сначала происходит знакомство с объектом, полиграфолог изучает личность и обстоятельства, с которыми предстоит работать. Затем идет предтестовая беседа (30-40 минут), разъяснение принципов работы полиграфа, юридических, медицинских моментов. На интервью обследуемый опрашивается по основным темам и узнает о том, что ему предстоит делать на проверке. Во время самой проверки проводится ряд структурированных этапов: изучение адекватности реагирования, изучение реакций на ложные факторы, адаптация к обследованию. На самом тестировании уже задаются проверочные и уточняющие вопросы, несколько раз в разной последовательности. Делаются перерывы, чтобы не держать человека более 1,5 часов под датчиками (иначе происходит угасание реакций, и они становятся неадекватными). В конце пишется объемный отчет, его составление занимает несколько часов.

 

Полиграф антинаучен?

Триумф-Инфо: Что касается научного консенсуса. Как он выглядит на сегодняшний день? Что вы говорите тем, кто обвиняет полиграф в антинаучности и неэффективности?

Степанов А.А.: Есть строго научно обоснованные принципы, заложенные в методологию проведения полиграфных проверок и неслучайности возникновения реакций на те или иные виды вопросов. Это и теория генетически заложенного принципа реагирования организма на опасность, и теория привлечения внимания к значимому стимулу, и теория вины, и потребностно-информационный подход к закономерностям и механизмам поведения человека – информационная теория академика П.В.Симонова, и теория функциональных систем академика Анохина и т.д.

Что касается теории внимания. Когда внимание человека приковывается к опасному для него, разоблачающему фактору, это вызывает психофизиологическое реагирование организма на опасность. Ложь тесно связана с опасностью разоблачения, поэтому и возникает устойчивая, от предъявления к предъявлению, реакция на опасный вопрос по различным каналам регистрации.

Другая составляющая – это т.н. теория трех «F» (англ.). По этой теории организм реагирует на опасность тремя способами: убежать, напасть или затаиться. И все три типа реакций дают какую-то картину при считывании датчиками.

Нельзя исключать и эмоциональный компонент. Если взять потребностную теорию Симонова, там эти вещи подробно описаны. Взаимосвязь психофизиологического реагирования с эмоциональными компонентами доказана. Эта составляющая и является самой артефактной, несущей под собой большую ложно-положительную ошибку. Отделение реакции лжи от реакций тревоги или других составляющих и является сложнейшей задачей, решаемой высокопрофессиональным специалистом.

 

Проблемы полиграфных проверок

Поскольку обследование на полиграфе – это бизнес, тут работают законы рынка. Есть спрос – есть предложение. А спрос есть на максимально дешевые, быстрые и простые проверки. Никто не хочет углубляться в природу сложнейшего реагирования уникальной биологической системы под названием «человек». Многие ищут простой способ понять, врут им или нет. При этом самому полиграфному бизнесу выгодно сокращать себестоимость и трудозатраты. В результате мы имеем множество школ и «специалистов», которые предлагают невежественные, непрофессиональные, неточные и опасные решения.

Почему опасные?

Степанов А.А.: Я учу 4 года, прежде чем допустить человека к работе с полиграфом по уголовным делам. Выпустили «джина из бутылки», когда начали этим полностью вероятностным методом проводить экспертизы. Да, я работаю по уголовным делам, но вы у меня никогда не увидите «заключение эксперта». Вы увидите у меня только отчет специалиста. Я специально занижаю статус отчета по сравнению с экспертным заключением.

В суде отношение к экспертному заключению более доверительное, чем к мнению специалиста. А у нас сегодня все эксперты и решают судьбы людей, а за неправильное решение не несут никакой ответственности. Если брать дела, где у нас нет фактических доказательств, а суд видит, что полиграфолог обвинил, а опера и следователи начали подтягивать под полиграфные проверки косвенную информацию, то потом начинаются несправедливые судебные решения. Мой совет один, если вы уверены, что не совершали инкриминируемых действий, очень серьезно подумайте, следует ли вам садиться под предложенную следствием полиграфную проверку.

Вот другой пример, связанный с популярной темой супружеской неверности:

Степанов А.А.: В Питере работает порядка 50-60 полиграфологов-шарлатанов, которые за 30 минут определяют, изменял или не изменял. Хотя работа по этому направлению считается одной из самых сложнейших и своим ученикам я разрешаю ее проводить только после трех лет обучения. Там легко обвинить невиновного, получить ложную тревогу. У нас такая работа строится в 3 дня. Сначала мы встречаемся с заказчиком и смотрим его адекватность, выясняем ситуацию, определяем может ли помочь полиграф. На следующий день происходит встреча со второй половиной, которую ведут на обследование. Мы изучаем его/ее психологическое состояние, насколько эта тема уже травмировала и задела психику и может вызвать неадекватное реагирование. Проводим психодиагностическое исследование. И это все до полиграфа. Выясняем альтернативную точку зрения на ситуацию, формулируем вопросы, согласовываем их с заказчиком. Вопросы формулируются зачастую очень психотравмирующие. И только на третий день проводится обследование.

Если этих шагов не сделать, легко обвинить невиновного. Что и происходит сплошь и рядом. Только позавчера был звонок, заказчик водил вторую половину к двум полиграфологам, которые дали противоположенные заключения. Причем один работал 30 минут и сказал: «Ты не говори жене, что я ее обвинил, а то у тебя проблемы будут». А второй полиграфолог дал противоположное заключение и даже не предоставил отчета. Аферистов в нашей области намного больше, чем профессионалов. Запомните, опыт работы полиграфолога в системе МВД, ФСБ, СК, других силовых структур, это еще не гарантия качества. Система подготовки полиграфологов в этих структурах на современном этапе просто ужасает.

 

Триумф-Инфо: Что не так с часто упоминаемым вами методом Варламова?

Степанов А.А.: Он нарушает все мыслимые и немыслимые принципы научной обоснованности использования полиграфа как метода оценки достоверности информации. Так упростить и дискредитировать этот метод можно только в результате отсутствия ответственности за выносимые результаты проверки. Такого количества ложно-положительных и ложно-отрицательных ошибок, сколько несет этот метод, просто сложно представить. Они считают, что человек – это бубен. Ударили – зазвучала ложь, и они это увидели.

Бороться с ними невозможно. Для большинства аферистов-полиграфологов чем проще, тем лучше. И это очень хорошо продается.

Триумф-Инфо: А что насчет дистанционного считывания, профайлинга и прочего?

Степанов А.А.: По достоверности, это еще хуже, чем полиграф. Все эти вещи могут использоваться только  в комплексе, а не отдельно. Но когда искусственно берут из различных направлений оценки достоверности какое-то отдельное, а не объединяют их, это уменьшает достоверность метода. Профайлинг можно использовать только вместе с тем же полиграфом, анализом речевых показателей и т.д.

Триумф-Инфо: Для непосвященных, в чем суть профайлинга?

Степанов А.А.: Заявляется, что установлены так называемые четкие маркеры, которые организм проявляет при выдаче ложной информации и их можно зафиксировать. Еще раз заявляю, нет таких специфических маркеров, которые со 100% вероятностью указывали бы на ложь. Все они вероятностные. А так как у нас нет обратной связи от организма для снятия этих реакций через датчики, то вероятность успешности профайлинга еще меньше, чем у полиграфа. И сегодня у нас что не психолог, то профайлер. Все ведут курсы профайлинга, за пару-тройку дней учат «кроликов» как выявлять ложь. А это, опять же, быстрое зарабатывание денег на потребности человека узнать, врут ему или нет. После таких курсов невозможно эффективно применять знания для принятия ответственных решений. Эти курсы – обман чистейшей воды.

Мы сейчас наблюдаем использование этих технологий в решении судеб людей – вот что страшно. Когда приходит такой специалист по профайлингу или НЛП и говорит: «Сейчас 30 минут побеседую и сделаю выводы, брать этого человека или не брать». И потом ни за что не несет никакой ответственности. А человек не получает работу только потому, что этот «специалист» сделал какие-то вероятностные выводы.

У нас в Санкт-Петербурге есть «специалисты» (как правило заявляют, что работают по лучшему в мире методу академика Варламова), которые 15 минут проводят тестирование на полиграфе. Одевают один датчик КГР (кожно-гальванической реакции, – прим. ред.) и беседуют. А дальше делают выводы. О какой тут можно говорить научной обоснованности и серьезности подхода?

Пока в России не будет единого научно-обоснованного методического обеспечения подготовки полиграфологов, единых критериев отбора, единой системы подготовки, системы ответственности, выработанных юридических мер, лицензирования этой деятельности, говорить о достоверности выносимых заключений в рамках страны просто бессмысленно.

 

Что делать?

А.А.Степанов уже не в первый раз предлагает воспользоваться примером США и учредить в России независимый единый национальный центр оценки достоверности информации (например, при Совете безопасности России), в задачи которого входило бы решение всех указанных проблем с применением этой технологии. В таком центре будут работать грамотные полиграфологи, обслуживающие все правоохранительные органы, что убрало бы субъективизм и ведомственную заинтересованность.  Этот Центр мог бы навести порядок и в коммерческом использовании полиграфа.

А пока проблема не решена на законодательном уровне, спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Прежде чем обратиться к кому-то за помощью, внимательно ознакомьтесь с открытой информацией и отзывами. Многие шарлатаны уже «засвечены» на форумах или специализированных ресурсах. Если вам нужна справка по Санкт-Петербургу, Андрей Александрович предлагает уточнять информацию у него, т.к. рынок хорошо известен и здесь работает более 100 полиграфологов, в том числе в правоохранительных органах, в отношении которых имеется подробная информация об их компетенции.

Проверяйте, кому вы доверяете решение финансовых, кадровых, интимных и других вопросов и каким методом их собираются решать. Полиграф – это инструмент воздействия на психику и судьбу человека, который представляет реальную опасность для обследуемого, если находится в руках дилетанта или мошенника.

Редакция

Триумф инфо 2018