Press "Enter" to skip to content

Тюремная медицина: короткий путь от врача до подсудимого.

Осенью 2016 года в Петербургской областной больнице им. доктора Ф.П. Гааза, относящейся к УФСИН и предоставляющей стационарную помощь лицам, отбывающим наказание, умер пациент. Осужденному по статье 105 ч.1 (убийство) гражданину Д. была сделана операция «подслизистая резекция носовой перегородки», которая вызвала осложнение, повлекшее смерть. С июня 2016 года следственный комитет вменил себе в обязанность проверку качества оказания медицинской помощи лицам, находящимся под стражей или отбывающим наказание. Истории болезней умерших в больнице им. Гааза после вскрытия направляются к следователю. Таким образом, каждый летальный исход, произошедший в больнице, сопровождается возбуждением уголовного дела и рассмотрением вопроса о привлечении к ответственности. В этот раз под обвинением оказались трое – лечащий врач, дежурный хирург и заведующий реанимационно-анестезиологическим отделением, консультировавший лечащего врача. Консультанта зовут Сушев Сергей Олегович и так вышло, что в данной истории он пока остается крайним, несмотря на абсурдность сложившейся ситуации.

Сергей работает врачом анастезиологом-реанематологом с 1984-го, а в системе ФСИН (ранее МВД) с 1986 года. Имеет высшую квалификационную категорию в своей специальности и с 1998 года является заведующим отделением анестезиологии и реаниматологии в МСЧ 78, филиал «больница №1» (той самой Гааза). В 2000-м году находился в служебной командировке и выполнял служебно-боевые задачи в составе оперативной группы уголовно-исполнительной системы министерства юстиции на Северном Кавказе. Награжден серебряной медалью «За доблесть», нагрудным знаком «Участник боевых действий», медалью Федора Гааза за значительный вклад в развитие пенитенциарной медицины.

Уже год он находится под подпиской о невыезде из-за медицинского случая, к которому имеет лишь косвенное отношение. И может получить судимость по ст. 109 ч.2 – смерть пациента вследствие неисполнения должностных обязанностей, при том что двое других обвиняемых (в их числе лечащий врач, Бойкова И.С.) избежали уголовного преследования, договорившись с родственниками. Хронологию событий и свое понимание ситуации Сушев передал нам в виде распечатки, оригинал которой ниже:

В этом деле имеется ряд интересных обстоятельств, не принимаемых следствием в расчет. Первое кровотечение развилось после самовольного посещения пациентом душа. Возможно, без него не было бы всех прочих последствий. А привлечение дежурного хирурга Евгения Быстрова по 109-й статье произошло в результате того, что он пытался оказать неотложную помощь и самостоятельно это кровотечение остановить. На момент осмотра пациента Сушевым, не было данных клинического анализа крови, по которым можно бы было установить степень анемии. Больница не укомплектована экстренной лабораторией и в силу особенностей работы объекта, результаты анализов приходится ждать по несколько дней, если выпали выходные. А когда результаты поступили и больному несколько раз было предложено переливание компонентов крови, он подписал письменный отказ, опасаясь заражения. По федеральному закону «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» № 323-ФЗ, проводить такие манипуляции без согласия пациента врачи не имеют права.

Далее интересен процесс осмотра места происшествия. По словам Сушева, в протоколе фигурировали понятые, которые не проходили на территорию режимного объекта и не числятся в его штате. Это стало известно из ответа на адвокатский запрос. Сам Сергей поначалу тоже проходил по делу свидетелем, затем его статус был изменен на обвиняемого. Летом 17-го года позвонила следователь, которая «со смешками сообщила, что переводит из разряда свидетелей в разряд обвиняемых», – рассказывает врач. Не менее интересно обошлись с результатами экспертиз, которые не дали обжаловать, поставить перед экспертами свои вопросы. Во всех подобных ходатайствах СК отказывал, прокуратура также сочла выводы экспертиз достаточными для предъявления обвинения.

Уже на стадии судебного разбирательства, Бойкова и Быстров вышли из дела по примирению сторон, заплатив родственникам покойного. Суммы, которую предлагал Сушев, потерпевшей стороне показалось недостаточно, и они предъявили к нему гражданский иск на 1,5 миллиона рублей. Даже не к учреждению, а к конкретному сотруднику, оставив таким образом консультировавшего врача единственным обвиняемым.

Отвечая на вопрос, почему происходят подобные ситуации, Сергей отсылает к начавшейся в 2016 году кампании следственного комитета, который стал активно привлекать медиков к уголовной ответственности. Вспомним резонансное дело Мисюриной, которой позже отменили приговор, тысячи других врачей. Скромный «коллектив» больницы Гааза в числе прочих попали под жернова пенитенциарной системы. Следователей не интересовали никакие факты, кроме стороннего экспертного заключения, фабула которого легла в текст обвинения один к одному. И которое составлялось экспертами, лишь частично ознакомленными с медицинскими документами. Это выяснилось при допросе экспертов на суде. А вместо порядков и стандартов оказания медицинской помощи, эксперты ссылались на неутвержденные минздравом рекомендации и руководства, не являющиеся нормативными актами и не обязательные к исполнению. Складывается впечатление, что результаты экспертизы, как и вытекающее из него обвинительное заключение, просто «подогнали под ответ».

На тему того, кому и зачем нужно «душить» врачей, Сергей рассуждает с позиции простого медика. Говорит, что по его ощущениям, таким образом проще всего прикрыть бардак в здравоохранении. Назначать виноватых не среди руководителей системы, а среди низовых звеньев. Теперь, чтобы перестраховаться, врачи обкладывают себя тоннами бумаги, опасаясь политики следственного комитета, выполняющего план по количеству возбужденных и переданных в суд дел. Ведь намного проще «ловить» тех, кто не убегает.

Стандарты оказания медицинской помощи прописаны и утверждены минздравом. Но их выполнение в текущих условиях иногда невозможно чисто физически. Сушев приводит в пример оснащение больницы Гааза, где нет круглосуточных лабораторий. А биохимическая работает 2 раза в неделю на самом объекте и 1 раз в неделю расширенный анализ делает городская лаборатория по договору. Состояние больных тем временем меняется постоянно и не привязано к какому-то графику. Та же ситуация с клиническим анализом крови, который есть возможность сделать только утром и днем до 15 часов, а не тогда, когда необходимо. Между тем, больные поступают в любое время дня и ночи. Почти все оборудование в реанимационном отделении устарело и нуждается в замене, многих технических средств попросту нет, как и необходимых лекарств. Чтобы не попасть под уголовную ответственность и пытаться выполнить те самые стандарты, врачам приходится изыскивать способы самостоятельной покупки некоторых препаратов (просить родственников, например).

Проблема нехватки медицинских работников со временем только усугубляется. Количество коек сократилось с более чем 500 в советское время до 130, на все колонии и изоляторы Петербурга и области. В штате реанимационного отделения с операционным блоком отсутствуют санитары. А оставшимся медсестрам, которых не хватает чтобы закрыть суточные дежурства, за 60 лет. Коллектив держится исключительно за счет сплоченности. Новых специалистов, желающих работать с заключенными, не появляется. Ставка медсестры – 6000, врача – 9000 рублей, плюс необязательные надбавки, которые можно убрать в любой момент, что в принципе сводит на нет желание трудоустройства у потенциальных сотрудников. Проблему можно бы было частично решить вывозом пациентов в городские больницы, но для этого необходимо снаряжение конвоя и дополнительные издержки, в том числе организационные. Которыми так же некому заниматься.

Ситуация выглядит безнадежной и это как раз тот бардак, отвечать за который приходится простым врачам. В уголовном деле Сергей Сушев и его защитник заняли принципиальную позицию и настаивают на невиновности врача. На судебном заседании 27 июня адвокатом Сушева будет допрошен последний эксперт и заявлено ходатайство о проведении повторной судебно-медицинский экспертизы. Сушев надеется, что другие эксперты отнесутся к изучению медицинских документов более внимательно, а их выводы будут аргументированы и обоснованы. Мы постараемся держать вас в курсе.

А пока оставим читателя подумать над тем, как сказывается на состоянии и развитии медицины в нашей стране государственная политика по привлечению врачей к уголовной ответственности.

Редакция

Триумф инфо 2018